Тематические путешествия
Адрес:
г. Москва, Измайловское шоссе, д. 71, к. 4 Д

Строитель Великого сфинкса

« Назад

Строитель Великого сфинкса. Версии 07.02.2019 14:28

Великий сфинкс на плато Гиза в Египте по своей популярности чуть ли не превосходит великие пирамиды. Интерес к этой таинственной фигуре неожиданно возник после откровений американца Эдгара Кейси (1877–1945), завоевавшего в первой половине ХХ века славу ясновидца. Во время одного из своих гипнотических "трансов" Кейси сообщил, что под лапами сфинкса находится "Зал летописей" времен атлантов, где хранятся их исчезнувшие знания. В Египет сразу устремились толпы паломников с единственной целью – приобщиться к сакральным знаниям легендарной Атлантиды. Любопытно, что среди этой пестрой толпы оказались и будущие ученые (об одном из них – Марке Ленере – речь пойдет ниже). Одна из самых интригующих загадок этой величественной скульптуры – кто был ее строителем? К началу третьего тысячелетия по этому поводу сформировались три гипотезы, представляющие американское, немецкое и французское направления в египтологии. Согласно гипотезам, возможные строители сфинкса – цари Хуфу, Джедефра или Хафра.

Первые загадки

Считается, что Хуфу (2589–2566 гг. до н. э.) – первый царь, построивший свою пирамиду в некрополе Гизы, где и находится сфинкс. Пирамидный комплекс того времени также включал в себя припирамидные храмы, соединенные между собой дорогой восхождения. Заупокойный храм почти вплотную примыкал к восточной грани пирамиды, а рядом с каналом, в нижней части, располагался храм долины. С востока и запада практически вплотную к пирамиде устроены кладбища членов царской семьи и знати, а в непосредственной близости от заупокойного храма были сооружены малые пирамиды для царских жен Мерититес и Хенутсен, а также для матери Хетепхерес I. Рядом с оградой, опоясывающей пирамиду, располагались многочисленные доки для погребальных ладей.

Фигура сфинкса возвышается в самой нижней части ступенчатых террас, образовавшихся по мере выработки камня во время строительства некрополя Хуфу. Рабочие фараона постепенно изымали камень, пока не дошли до третьего, нижнего, уровня, где в древности находилась небольшая скала, из которой и высечена голова сфинкса. Перед скульптурой лежат развалины храма, сложенного из известняка самой нижней, четвертой, террасы. Большинство исследователей убеждены в том, что храм имеет непосредственное отношение к культу сфинкса, благодаря чему он и получил свое название – "храм сфинкса".

Гиза Сфинкс Сабо

Немецкий египтолог Райнер Штадельман полагает, что сфинкс мог почитаться в этом храме как солнечное божество Хор Горизонта, а сам лик скульптуры копирует внешность своего строителя – царя Хуфу. Однако возникает вопрос, зачем Хуфу понадобилось строить сфинкса в стороне от своего погребального комплекса, рядом с карьером, а главное, почему к "храму сфинкса" вплотную примыкает долинный храм сына Хуфу – Хафра?

Против теории Штадельмана возражает американский археолог Марк Ленер, развивающий классические идеи исследователей некрополя – немца Уве Хельшера и швейцарца Герберта Рике. По мысли Марка Ленера, сфинкс был частью заупокойного комплекса Хафра. В пользу своей гипотезы археолог привел убедительные доводы. В частности, он доказал, что "храм сфинкса" строился позже долинного храма Хафра и составлял с ним культовое единство. Помимо этого центральная ось храма сфинкса, пролегающая с востока на запад, проходит по касательной мимо плеча гигантской фигуры и далее через точку у подножия пирамиды Хафра, где солнце заходит за горизонт в дни весеннего и осеннего равноденствия. Когда солнце садилось, силуэты сфинкса и пирамиды сливались.

Но здесь М. Ленеру можно возразить: у нас нет абсолютно никаких свидетельств, что египтяне в своих расчетах использовали указанные точки небесной сферы. Куда большее значение они могли придавать дате летнего солнцестояния, так как этот день был максимально приближен к началу сезона половодья – наиболее значимого события в Древнем Египте.

сфинкс реконструкиця

Главное же возражение против теории М. Ленера прозвучало из уст французского исследователя болгарского происхождения Васила (Васко) Добрева, члена Французского института восточной археологии в Каире. Если "храм сфинкса" имел важное значение для ориентации пирамиды и самой фигуры сфинкса, почему дорога восхождения, соединяющая заупокойный храм Хафра и храм долины, обходит скульптуру с южной стороны, как бы пристраиваясь к ней сбоку? Выходит, что сфинкс уже находился на плато, когда Хафра приступил к возведению собственной пирамиды. Во многих положениях своей теории Васил Добрев следовал за Р. Штадельманом, но в отличие от последнего считал создателем сфинкса старшего сына Хуфу – Джедефра (2566–2558 гг. до н. э.).

Джедефра: между двух пирамид

Васил Добрев обратил внимание, что именно от эпохи царствования Джедефра сохранилось первое изображение царя в виде льва с человеческой головой. Практически без повреждений дошел до нашего времени и сфинкс царственной супруги Джедефра Хетепхерес II. Сооружая фигуру Великого сфинкса на плато Гиза, Джедефра таким образом мог укреплять заупокойный культ отца и свой авторитет в глазах подданных. Эти доводы В. Добрева представляются довольно убедительными. Французский египтолог не смог объяснить, пожалуй, только одно, а именно, зачем Джедефра понадобилось возвращаться в Гизу.

Правление этого царя – большая загадка для науки. Египтологи сходятся во мнении, что после смерти Хуфу Джедефра перенес свою резиденцию на восемь километров севернее Гизы и приступил к созданию собственной пирамиды в окрестностях современного селения Абу-Роаш. Об этом свидетельствуют надписи, датированные первым годом его царствования на каменных блоках, обнаруженных рядом с остатками его пирамиды. Считается, что Джедефра царствовал восемь лет. Именно столько времени отводилось безымянному царю, правившему после Хуфу, на знаменитом Туринском папирусе, составленном в эпоху Нового царства – в 1200 году до н. э. Эта точка зрения подверглась сомнению в 50-е годы XX века, когда в ходе раскопок у восточной стороны пирамиды Хуфу обнаружили до того не известные доки для погребальных ладей. Так, на одной из плит, прикрывавших яму, была обнаружена скорописная пометка строителей, из которой следовало, что Джедефра царствовал почти двадцать два года. Отталкиваясь от этого, В. Добрев полагает, что Джедефра благополучно завершил строительство своей пирамиды в Абу-Роаше, после чего уделил достаточно времени заупокойному культу отца. Около двадцатого года царствования он вернулся в Гизу, захоронил царскую ладью и построил Великого сфинкса. Однако есть серьезные основания полагать, что дело обстояло иначе.

сфинкс 1

Дело в том, что заупокойный храм при пирамиде Джедефра не был завершен при жизни царя. Это очень важный момент, так как заупокойный храм должен был отвечать за отправление культа Джедефра его потомками. Поэтому строили его основательно, из больших гранитных или известняковых блоков. Например, подобные храмы были сооружены при пирамидах Хуфу и Хафра. Тем не менее храм для Джедефра строили в спешке из кирпича-сырца. Царь не мог так пренебречь будущим заупокойным культом, следовательно, он не дожил до закладки заупокойного храма. В пользу этого говорят и предполагаемые размеры пирамиды Джедефра (которые определили по сохранившемуся основанию, а также по наклону и размеру облицовочных блоков). По сравнению с пирамидой Хуфу, она была незначительна – 66 метров в высоту против 146. Эта небольшая пирамида также не сохранилась до нашего времени. Некоторые исследователи полагали, что ее камень был расхищен последующими поколениями. Но почему в таком случае не был расхищен камень с некрополя в Гизе, которая располагается гораздо ближе к Каиру и в куда более доступном месте?

Отчасти объяснение этому содержится в древних текстах. Египтяне считали, что только недостроенное, а главное, безымянное сооружение может быть разобрано на строительный материал. Владельцу недостроенной гробницы или пирамиды присваивалось имя "Святой, раздающий камень". То есть Джедефра не успел завершить и свою пирамиду, и свой заупокойный храм, поэтому и его заупокойный культ просуществовал гораздо меньшее время, нежели культ великих строителей в некрополях Дахшура и Гизы. Но если правление Джедефра было столь долгим, как полагает В. Добрев, что помешало ему завершить строительство?

Типологически внутренние помещения пирамиды в Абу-Роаше близки помещениям другой недостроенной пирамиды – в Завиет-эль-Ариане. Строительство последней приписывается современными исследователями старшему сыну Джедефра – Бака. Но он правил всего один год! При этом предполагаемые размеры пирамиды были поистине циклопическими. При стороне основания, равной 210 метрам, ее высота достигала бы высоты пирамиды Хуфу. Пол погребальной камеры устилал почти четырехметровый настил из огромных известняковых и гранитных плит. Последние были привезены на кораблях из далекого Асуана. Памятник просто поражал своей монументальностью. Мог ли царь, правивший около года, оставить после себя столь грандиозное сооружение?

Современные исследователи, соотнеся типологически котлован Завиет-эль-Ариана с подземными помещениями пирамиды в Абу-Роаше, предположили, что строительство обоих комплексов могло происходить во времена IV династии. Более того, итальянский археолог Алессандро Барсанти, исследовавший памятник Завиет-эль-Ариана в 1905 – 1912 годах, обнаружил в поселении рядом с пирамидой плиту с именем Джедефра. Поэтому более вероятно, что памятник в Завиет-эль-Ариане изначально принадлежал не сыну Джедефра, а ему самому. По какой-то причине он прервал строительство на стадии котлована и перенаправил строительные ресурсы на Абу-Роаш. Такой причиной могло стать несовершенство системы водоотвода. Дело в том, что погребальная камера пирамиды в Завиет-эль-Ариане имеет очень глубокое залегание – 21 метр от линии основания. Соответственно у нее должна быть хорошая дренажная система, защищающая от проникновения грунтовых вод.

пирамида Джедефра в Абу-Роаше

В отличие от Завиет-эль-Ариана, пирамиду Джедефра в Абу-Роаше строили на самой высокой точке северного плато. Как следствие, она получила дополнительную защиту от грунтовых вод и одновременно уменьшилась в размерах, ибо доставка камня и других строительных ресурсов затруднялась. Неудобное расположение строящейся пирамиды не позволило вовремя завершить строительство ее компонентов, включая заупокойный храм.

Возвращение Хафра

Длительное царствование Джедефра сказалось, в свою очередь, на строительной программе младшего сына Хуфу – Хафра (2558 – 2532 гг. до н. э.). К восшествию на престол ему было далеко за тридцать, и поэтому он абсолютно не имел времени на строительные эксперименты. Хафра вернулся в Гизу, где постарался максимально снизить затраты на строительство своей пирамиды. Так, по сравнению с пирамидой Хуфу, была заметно упрощена структура внутренних помещений. При проектировании погребальной камеры Хафра отказался от технологий ступенчатого свода и разгрузочных камер, необходимых при сооружении камеры с плоским потолком. Крыша единственной погребальной камеры была выложена из массивных плит на уровне основания пирамиды в виде перевернутой римской цифры (V). Чтобы обеспечить значительную высоту постройки, ее возвели под более крутым углом, а длину основания граней сократили на пять метров.

Одновременно мастера Хафра могли использовать коммуникационную систему, созданную при его отце, например дорогу восхождения заупокойного комплекса Хуфу. Из сообщения Геродота, посетившего Египет в V в. до н. э., явствует, что дорога, соединявшая Нил с пирамидой, изначально была построена для транспортировки каменных блоков с восточного берега, а позже стала выполнять культовые функции. Если мы сравним ее с дорогой, построенной во время сооружения пирамидного комплекса Хафра, то последняя явно уступала ей по размерам (почти в два раза по длине и в три – по ширине). Более того, еще при Хуфу на краю восточного плато был основан порт, способный принимать большие партии грузов. Скорее всего, этот порт строители также использовали при возведении пирамидного комплекса Хафра, а затем и его сына Менкаура.

Можно предположить, что долинный храм Хуфу мешал ходу строительных работ и мастера фараона Хафра могли перенести его на другое место. Считается, что долинный храм Хуфу располагался у подножия плато, на месте нынешней деревушки Назлет-эль-Самман: там в 1990 году директор Высшего совета по древностям Египта Захи Хавасс обнаружил базальтовые плиты его фундамента, часть мощеной дороги и фрагменты стены из сырцового кирпича. Как полагают археологи, храм был разрушен еще в древности. Однако так ли это?

В 1936 году египетский археолог Селим Хасан обнаружил с северной стороны сфинкса замечательную стелу, сооруженную во исполнение обета, данного царем Аменхотепом II (1428 – 1397 гг. до н. э.). В пору своей юности принц упражнялся в стрельбе из лука, объезжал лошадей и обучался езде на колесницах в окрестностях Мемфиса. Однажды он остановился вблизи статуи сфинкса, чтобы полюбоваться поразившим его видом величественных усыпальниц Хуфу и Хафра. Как повествует текст стелы, принц пожелал увековечить имена этих царей. После восшествия на престол Аменхотеп II соорудил рядом со сфинксом небольшой храм, куда и была помещена известняковая стела. Любопытно, что эта ситуация повторилась с Тутмосом IV, сыном Аменхотепа II. Юный принц также охотился вблизи Мемфиса, уснул рядом со сфинксом и во сне получил от него необычное откровение. Сфинкс просил позаботиться о нем.

пирамида Хафры

После восшествия на престол Тутмос IV полностью расчистил от песка фигуру гиганта, провел первую его реставрацию и посвятил сфинксу знаменитую "Стелу сна", в которой и описал случившееся. Можно смело утверждать, что территория рядом со сфинксом в эпоху Нового царства (1582 – 1069 гг. до н. э.) стала местом отправления культа царей Хуфу и Хафра. Возникает справедливый вопрос, не связан ли этот культ с двумя храмами, которые были расположены перед сфинксом?

Возможно, Хафра переместил долинный храм отца на территорию, примыкающую к величественной скульптуре. То есть "храм сфинкса" действительно был выстроен позже долинного храма Хафра, так как это и есть перемещенный долинный храм пирамидного комплекса Хуфу. В отличие от Завиет-эль-Ариана, пирамиду Джедефра в Абу-Роаше строили на самой высокой точке северного плато. Как следствие, она получила дополнительную защиту от грунтовых вод и одновременно уменьшилась в размерах, ибо доставка камня и других строительных ресурсов затруднялась. Неудобное расположение строящейся пирамиды не позволило вовремя завершить строительство ее компонентов, включая заупокойный храм.

Свидетельство "Стелы дочери Хеопса"

Итак, строителем Великого сфинкса не могли быть ни Джедефра, ни Хафра. Может, это был все-таки Хуфу? В 1858 году французский исследователь Огюст Фердинанд Мариэтт, возглавлявший Египетскую службу древностей, обнаружил рядом с малой южной пирамидой комплекса Хуфу небольшую известняковую стелу, в которой упоминалось имя этого царя. Из текста следовало, что Хуфу построил свою пирамиду и пирамиду "царской дочери" Хенутсен рядом с храмом Исиды, "владычицы пирамиды", и храмом Хуруна-Хармахиса (то есть сфинкса). Из этой надписи совершенно определенно следовало, что храм Исиды, храм сфинкса и сам сфинкс появились на плато до строительства пирамид. Однако упомянутая стела была создана в эпоху XXVI династии, спустя почти два тысячелетия после строительства пирамид Гизы. Более того, исследователи установили, что храм Исиды, "владычицы пирамиды", появился только в эпоху XXI династии (1069 – 945 гг. до н. э.). Поэтому текст стелы объявили исторической фальшивкой.

Храм Исиды

Здесь стоит принять во внимание, что у древних египтян отсутствовали представления об истории (равно как и ее фальсификации) сродни нашему. Они просто накапливали сведения и факты, не подвергая их систематическому анализу. Таким образом, текст стелы – своеобразная копилка не столько правдивых или неправдивых сведений, сколько отражение ошибочных представлений. Например, в эпоху Хуфу под "владычицей пирамиды" понималась не богиня Исида, а богиня Хатхор, покровительница священного дерева сикоморы*.

* Священное дерево сикимора аналог древа жизни в культурах разных народов  связано с небесными богинями Хатхор, Нут и Исидой.

В ту далекую эпоху культ Хатхор процветал в храмах, которые египтяне называли мерет. Но в эпоху Нового царства культ Хатхор слился с культом Исиды. Поэтому многие представления, связанные с Хатхор, перешли на Исиду, включая ее связь с сикоморовым деревом. А между тем дерево сикомора – краеугольный камень истории о сфинксе. Так, текст стелы повествует о том, что Сфинкс-Хармахис лицезреет некую "бурю на холме сикоморы, которая охвачена небесным пламенем". Эта мифическая сикомора находилась у восточного горизонта, который отделял мир предков от мира живых. Потому лик сфинкса и смотрит в сторону восточного горизонта, то есть в сторону места почитания богини священной сикоморы. Значит, храм Исиды-Хатхор по логике должен располагаться не на территории заупокойного храма супруги Хуфу (где его ошибочно соорудили цари XXI династии, повредив при этом древние усыпальницы!), а рядом со сфинксом.

Таким образом, мы подошли к ключевому предположению, что "храм сфинкса", долинный храм Хуфу и храм богини Хатхор, владычицы сикоморы, – это один и тот же храм. Несмотря на призрачность данной гипотезы, она получила неожиданное подтверждение, когда исследователи установили, что заупокойный храм при пирамиде Хуфу и храм сфинкса – части единого проекта, осуществленного одним и тем же архитектором, а слово "мерет", место почитания Хатхор, и было названием долинного храма при царской пирамиде. Упоминания об этих святилищах окончательно исчезли, когда ушла в прошлое эпоха самих пирамид. Тогда поступок Хафра становится понятен – он расположил свой долинный храм рядом со статуей сфинкса и перенес сюда долинный храм отца, показав тем самым их культовое единство. Рядом с долинным храмом Хафра находится такой же долинный храм Хуфу!

В тексте "Стелы дочери Хеопса" все-таки содержалось зерно исторической правды: пирамида Хуфу действительно появилась позже скульптуры сфинкса. С чем это могло быть связано? Опять же из текстов эпохи Древнего царства мы знаем, что пирамида посвящалась богу-творцу Атуму и его супруге Хатхор (при этом супруга могла выступать в роли дочери и матери одновременно!).

Нил и пирамиды

Сооружая свою пирамиду, Хуфу как бы повторял на новом месте акт первого творения, когда из первородного хаоса возник первый прообраз пирамиды, на котором и появился Атум. Атум – не просто божество-демиург**, он и первый царь на земле (а лев – воплощение царственности), из-за чего сфинкса часто называли "Живым образом Атума". В этой связи совершенно не важно, чей лик послужил в качестве образца для скульптуры сфинкса. Одновременно Атум – это и первое умершее существо (завершив первый акт творения, он умер), поэтому его уподобляли солнцу, уходящему за линию горизонта. Умирая, согласно египетской космогонии, Атум передавал царственность последующему поколению богов. Так что цари XVIII династии не случайно приносили сфинксу обеты.

Выбирая место для будущей пирамиды, Хуфу посвящал территорию будущего некрополя Атуму и всем богам-предкам. В этом и есть культовое значение Великого сфинкса. Поэтому его фигура возникла именно там, где впоследствии появились великие пирамиды. Таким образом, Хуфу и был строителем сфинкса.

Источник

Древнегипетская цивилизация и ее приемственность, рекомендуем:

Шесть загадок Большого Сфинкса

Пирамида Хуфу. Легенды, факты, история

Санкт-Петербургские сфинксы


ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ПУТЕШЕСТВИИ
Адрес:
г. Москва, Измайловское шоссе, д. 71, к. 4 Д